Новости недвижимости статьи

 

ТАРУСА МУЗЫКАЛЬНАЯ

Говорят, что Таруса при­общилась к музыке бла­годаря Поленову. Это, пожалуй, верно. Василий Дмитриевич очень любил му­зыку, особенно романсы Шуберта, Даргомыжского, ро­мансы и песни Мусоргского, мелодии Баха, Шумана, Бетховена. Римского-Корсакова. В кабинете художника стоят пианино и фисгармония. В минуты отдыха он увлеченно играл на них.

Но Поленов был не только способным музыкантом-исполнителем, но и композитором. В архиве художника хранятся ноты его музыкальных произведений. Василий Дмитриевич сочинял, например, песни и романсы на стихи Пушкина, Лермонтова, Фета. Очень нравилась слушателям его «Прощальная песня».

Когда Василий Дмитриевич с помощью своих род­ственников и знакомых музыкантов организовал в Та­русе в бывшем купеческом соляном амбаре Народный дом, или, как его еще называли, Народный театр, то этот дом сразу же как бы наполнился музыкой. Народ­ный дом открылся летом 1915 года оперой Поленова «Призраки  Эллады».  Василий Дмитриевич не только сочинил музыку оперы, но и написал для спектакля декорации.

Режиссером и концертмейстером спектакля была Ве­ра Васильевна Вульф — жена   ученого-кристаллографа Юрия Викторовича Вульфа, который жил в то время в

Тарусе. Юрий Викторович исполнял в спектакле одну из главных ролей. В постановке оперы участвовали ком­позитор Анатолий Николаевич Александров, виолонче­лист Виктор Львович Кубацкий, певица Сирануйш Татевосовна Кубацкая, певица Остроградская и другие артисты.

Кстати, в соляном амбаре еще до открытия Народ­ного дома устраивались концерты классической и на­родной музыки. Инициаторами их были учительница Ольга Владимировна Берви и Надежда Николаевна Виноградова — мать известного писателя Анатолия Корнельевича Виноградова. В этих концертах участвовали музыканты братья Орловы — пианист Николай Андрее­вич, скрипач и певец Григорий Андреевич, виолонче­лист Дмитрий Андреевич, композитор Александров, певицы Нина Корнельевна Виноградова — сестра писа­теля — и Остроградская. На одном из музыкальных ве­черов поэт Бальмонт прочитал свое стихотворение «Осень». На этом же концерте поэт Балтрушайтис чи­тал свои стихи «Раздумье» и «Верую».

С весны 1917 года в течение шести лет сестра жены Поленова Вера Васильевна Вульф устраивала в доме «Песочное», что стоит в лесу на окраине Тарусы, кон­церты, получившие название «Музыкальные субботники». В субботние вечера пианистка исполняла для тарусян произведения Бетховена, Баха, Шопена, Рахма­нинова. Двери домика над Окой в эти часы были от­крыты для всех, кто хотел послушать хорошую музыку.

«Музыкальные субботники», а их было более двух­сот, тарусяне помнят до сих пор. На этих вечерах пел романсы Юрий Викторович Вульф. У него был очень приятный баритон. Иногда играл на рояле его сын Вла­димир Юрьевич. После смерти родителей Владимир Юрьевич не забыл тарусские музыкальные традиции. Концерты в Тарусском клубе и в «Песочном» продол­жались. На вечера приходили композитор Сизов, пианисты Файнберг, Нечаев, скрипач Борисовский, певица Кубацкая. Писатели Шатилов и Кириллов читали сти­хи Пушкина и Лермонтова. Иногда музыкальные ве­чера устраивались в доме художника Шитикова или в доме тарусской учительницы Елены Александровны Со­коловой.

Постепенно Таруса стала излюбленным местом от­дыха и работы композиторов и музыкантов-исполните­лей. На Оке, в окрестностях города, в поленовском Борке Сергей Прокофьев писал музыку балета «Ромео и Джульетта».

В Тарусе жил пианист Константин Николаевич Игумнов. Он готовился здесь к концертам, играя на пианино в доме пенсионера Михаила Михайловича Мелентьева — большого знатока музыки. Константин Ни­колаевич очень любил тарусские березовые рощи. Обыч­но перед тем, как сесть за инструмент, он отправлялся на прогулку по лесной дороге, что ведет в Почево. Пианисту хотелось побыть наедине с природой.

В доме Мелентьева по вечерам собирались тарусяне — любители музыки. Игумнов играл им сонаты Бет­ховена, фортепьянные миниатюры Чайковского, контилены Шопена. Высокий, худой, Игумнов своей игрой буквально завораживал слушателей. Во время игры он искоса поглядывал на лица слушателей пытливыми, слегка прищуренными глазами, видимо, стараясь опре­делить, какое впечатление произвела на них музыка. С последним аккордом в комнате воцарялась какая-то торжественная тишина, а затем упругие, цепкие пальцы пианиста вновь касались клавишей, и дом опять напол­нялся чудесной музыкой.

Последний раз Константин Николаевич был в Тарусе летом 1947 года. Тогда он часто уходил в лес, на «Курган», на Оку, будто прощаясь с ними.

Бывает в Тарусе Александр Павлович Долуханян. Работает он обычно по вечерам, когда стихают все звуки. А днем композитора можно встретить где-либо на берегу реки, прогуливающимся с тростью в руках.

В начале тридцатых годов в Тарусу на лето при­ехала пианистка, ныне профессор Ленинградской кон­серватории, заслуженный деятель искусств РСФСР Надежда Иосифовна Голубовская. Она поселилась на берегу Оки, в доме с террасой, откуда открывается вид на заречные дали.

Однажды вечером Голубовская играла на пианино сонату Бетховена.  Был тихий предзакатный час. Музыка плыла на улицу, растекалась над Окой. А когда музыка стихла, с улицы послышались дружные аплодис­менты. Надежда Иосифовна выглянула в окно и удиви­лась. На бревнах, что лежали у забора, сидели люди и слушали музыку. Увидев пианистку, они захлопали еще громче. Голубовская вышла к слушателям. Позна­комились. Разговорились.

— Сыграйте, пожалуйста, что-нибудь бетховенское, — попросили тарусяне.

Пианистка ушла в комнату, и в «импровизирован­ном» зале зазвучали волшебные мелодии. И снова «амфитеатр» на бревнах разразился дружными апло­дисментами. Еще просьбы — и опять Надежда Иоси­фовна играла. Это был ее первый тарусский концерт.

Сейчас концерты Голубовской стали здесь традици­онными. Она исполняет произведения Чайковского, Глинки, Лядова, Бетховена, Шопена, Моцарта. Каждый концерт для тарусян — радостное событие, своего рода праздник музыки.

Тарусяне всегда с нетерпением ждут очередного кон­церта Голубовской. Зал Дома культуры обычно бывает переполнен. Публика собирается самая разнообразная: учителя и художники, вышивальщицы и ученые, писа­тели и домохозяйки, пионеры и пенсионеры.

Под руками талантливой пианистки старенький инст­румент поет. Быстрые, пластичные и совсем невесо­мые — эти руки рождают тончайшие, словно дуновения ветра, звуки. В зале будто веет весенними запахами, когда Надежда Иосифовна исполняет «Песнь жаворонка» Глинки. А как проникновенно играет она экспромты Шуберта или вальс Шопена! После исполнения каж­дого произведения тарусяне обычно дарят любимой пианистке цветы. Особенно благодарны ей слушатели за чудесное исполнение «Аппассионаты» Бетховена.

Когда Голубовская сыграет все, что намечалось концерт обычно продолжается «по заявкам» И пиа­нистка выполняет просьбы слушателей до самой глубокои ночи.

Летом 1958 года в Тарусу, на Оку приехал Свято­слав Теофилович Рихтер. Он остановился в деревне Ладыжино, что в семи километрах от Тарусы. Около де­ревни на юру стояла речная сторожка с маленьким квадратным окошком. Под ее крышей виднелся номер 1016. Когда-то она служила речникам. В избушке были печь и дощатый топчан.

Рихтер купил сторожку у речного пароходства. Пиа­нист и его жена певица Нина Львовна Дорлиак каким-то чудом уместили в ней комнатный рояль «Стенвей». Так на берегу Оки появилась «зеленая консерватория» Утром, когда в сторожку ворвались запахи густого тумана и росы, будто запела Ока. Из избушки неслись чарующие мелодии. А вечером Святослав Теофилович плыл на лодке вниз по Оке. Над рекой простиралось голубое небо. Вдали над лесом синела дымка

Вскоре Рихтер привез на Оку большой рояль. Инст­румент не уместился в сторожке. Тогда пианист снял комнату на краю Ладыжина. Из окон горницы открыва­ются чудесные виды: песчаный остров, где снимался фильм «Верные друзья», старый парк в Антоновке, где когда-то жил Алексей Толстой, сосновый бор, за кото­рым прячется деревня Марфино, где бывал художник Сергей Васильевич Иванов.

В минуты отдыха Святослав Теофилович обычно шел по тропинке через полянку в лес или на луг. Он слушал, как шумит лес, как стрекочут в траве кузнечи­ки. А под вечер по привычке отправлялся на «большую прогулку» километров за пять, а то и за десять.

Летом 1960 года в Ладыжине Рихтер готовился к концертам, с которыми ему предстояло выступать в Америке. Потом Ока провожала пианиста на гастроли в Англию. После поездки за океан ему еще милее стали и зеленый островок, и ладыженский плес, и песчаная коса, и старый дуб, что стоит перед домом.

Теперь на берегу Оки стоит дом Рихтера. Около не­го среди зеленой кипени прячется под дубами речная сторожка — родоначальница «лесной консерватории».

«Сколько мне ни приходилось ездить по разным странам и нашей стране, такого чудесного, милого мне места, как приокские дали,- я никогда не видел», — так сказал Рихтер об Оке и тарусских окрестностях.

Теперь все в округе знают, что на берегу Оки около Тарусы живет замечательный пианист. Подходя к Ладыжину. туристы снимают с плеч рюкзаки и присажи­ваются на бугор, поджидая, когда заиграет Рихтер.

Однажды к избушке Рихтера приплыл на моторной лодке Константин Георгиевич Паустовский. После он написал рассказ «Избушка в лесу». Вот как передал писатель разговор о пианисте со старым бакенщиком: «...Да нешто вы не знали, что у нас здесь музыкант жи­вет? Душа-человек!.. Зря народ не будет из-за музыки беспокоиться... Ведь до чего дошло! Каждый день ка­раулят, особенно девушки, когда он заиграет... И вдруг, поверите ли, вздрогнул я весь, будто меня обожгло, — из леса, из той темноты и тишины зазвенели будто сот­ни колокольчиков. Таким, знаете, легким переливом, а потом рассыпались по лесу, будто голубиная стая по грозовой туче. И запел лес как-то громко, будто чело­век, что вертается с далекой стороны и дает, значит, знать незнамо кому, может, жене иль невесте-красави­це, что подходит до родного дому. Хлынуло на меня, понимаешь, мыслями, а тут еще кажется, что весь лес и вода в Оке до самого дна, и не­бо, и все листья — все поет, все тебя берет за сердце и уводит незнамо куда».

...У тарусян и жителей окрестных сел есть замеча­тельные песенные традиции. Особенно славится звонки­ми и мечтательными, как вечерняя зарница, песнями старинное село Кузьмищево, что в пяти километрах от Тарусы. И не зря наведываются туда собиратели рус­ских народных песен и хореографы.

Песню любят в Кузьмищеве с незапамятных вре­мен. Более ста лет назад жил в селе Федор Михайлович Протасов — большой знаток и любитель пения. При нем обрели славу кузьмищевские хороводы.

Хорошо помнят местные сельчане Федосью Петровну Живых — заводилу веселых свадеб и посиделок. А кто в округе не слышал о кузьмищевской кадрили? Какая удаль в ней! Красота, характерные игровые напевы, все живое и яркое слилось в этом танце. Вокруг яркая зелень, голубое небо, и на этом фоне разноцветный и многоголосый хоровод.

Весной 1918 года вернулся в родное Кузьмищево солдат Федор Миронов — затейник, песенник и весельчак. Он стал организовывать в селе самодеятельные концер­ты. Позднее Федор Степанович и большой знаток песни Алексей Васильевич Кобелев создали в селе хор. В хор пришли братья Сергей и Марк Чиковы, Егор Федотов, Сергей Живов, Иван Голобрюхов. Пел и сам Миронов. А Кобелев стал дирижером и руководителем коллекти­ва. Сначала хор был мужским, затем пришли и женщи­ны. Хористы исполняли русские народные песни «Как за лесом», «Во горенке во новой», «Улица широкая», «Уж во поле, поле».

Затем хором стал руководить учитель Александр Алексеевич Живых — дирижер, музыкант и самодеятель­ный композитор. Хористы пели в Москве, Калуге, Туле и других городах. Очень задушевно исполняли они песню «Снежки белые, пушистые». Росло песенное ма­стерство ансамбля. У него выработалась своя манера пения. Почти все песни сопровождались плясками, тан­цами, хороводами.

В кузьмищевском народном хоре была создана му­зыкально-драматическая постановка «Свадьба». В само­деятельной оперетте собраны и обработаны свадебные, игровые напевы, праздничные обычаи, бытующие в ок­рестных селах...

Да Тарусу теперь по праву называют музыкальным городом. Здесь теперь есть детская музыкальная школа. Здание школы стоит на площади имени Ленина. Днем и вечером из окон школы доносятся мелодии музыки Чайковского, Бородина, Моцарта. Дети учатся игре на фортепьяно и баяне.

Ежегодно учащиеся музыкальной школы выступают в городском Доме культуры с традиционными отчетны­ми концертами. Они всегда радуют слушателей хорошей игрой.